Социальная сеть – не место для детей?

«Ты божественно красива. Ты прелесть. Я хочу подарить тебе все, что ты хочешь. Куплю тебе айфон. Ты самая красивая на свете… Я тебя хочу. Мы будем просто лежать вместе… Твой папа никогда не общался с тобой как со взрослой?.. Давай я покажу тебе своего щенка?.. Сними кофточку, пришли мне фото. Не иди в школу – мы можем в кафе сходить… Одиннадцать лет? Ты уже такая большая и еще не целовалась?»

Приблизительно такие вещи писали Ане П. мужчины в возрасте от двадцати пяти до шестидесяти пяти лет, с которыми она общалась в социальных сетях. Дальнейшая история трагична. Девочка встретилась с мужчиной, который представился агентом косметической фирмы и предложил проводить ее к себе в офис. Там он ее изнасиловал, убил, тело вынес из здания и закопал. Полиция отыскала педофила, он получил пожизненный срок.
В 2013 году комитет Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике предложил ограничить возможность регистрации в социальных сетях детям до тринадцати лет. Чтобы зарегистрироваться в соцсети, ребенку необходимо будет получить разрешение родителей. Пока эта инициатива практического применения не нашла.
Лично я смысла в этом не вижу. Конечно, закон хороший, как и многие другие законы о защите детей в интернете. Но на практике реальной защиты не наблюдается.
Ради эксперимента я зарегистрировал аккаунт ВКонтакте на имя Евы Ивановой. Указал возраст – двенадцать лет. Выложил фотографии юной американской модели и актрисы, написал, что я из Тулы, и начал искать друзей – взрослых мужчин от тридцати до шестидесяти лет, которые были в то время в сети, тоже из Тулы. За двадцать минут меня добавили в «друзья» пятнадцать человек. Пятеро или шестеро, прочитав про возраст, быстро отписались, а остальные остались, и некоторые вступили со мной в переписку.
Я начал общаться с этими мужчинами. Поскольку я не двенадцатилетняя девочка, некоторые фразы мне пришлось подбирать из интернет-источников – с сайтов, которые занимаются поиском и поимкой педофилов. Один фотограф стал предлагать сняться в рекламе дорогого нижнего белья, сказав, что если моя лирическая героиня впоследствии согласится это белье снять, он готов мне его подарить. Другие мужчины спрашивали «Еву», пойдет ли она на следующий день в школу, и, получив отрицательный ответ, предлагали встретиться.
То есть взрослые мужики совершенно спокойно, ничего не стесняясь, общаются с детьми в социальных сетях. К слову, в Соединенных Штатах, Великобритании, Австралии и ряде других стран взрослым мужчинам вообще запрещено вступать в переписку с детьми в интернете. Это противозаконно, можно получить срок.
Скажу еще несколько слов об уже упомянутом ограничительном законопроекте. Хорошо, допустим, до тринадцати лет детям нечего делать в соцсетях. А что, после тринадцати – все можно? То есть если моей дочери тринадцать лет, или пятнадцать, или даже семнадцать, – она может спокойно выходить в интернет и общаться со взрослыми извращенцами без моего разрешения? Я бы сказал, что ограничивать надо не детей – ограничивать надо взрослых. А здесь, во-первых, получается, что всю ответственность несут родители. Во-вторых, сенатор, выдвинувший законопроект, заявил, что тринадцать лет – это «общепризнанный возраст взросления». Но, простите, возраст согласия, согласно российскому законодательству, – шестнадцать лет. Никто не видит тут противоречия?
Но вернемся к «Еве Ивановой». С этого аккаунта я совершенно спокойно присоединился к нескольким группам, пропагандирующим употребление наркотиков. К группе, которая пропагандирует БДСМ. К группе «Танцы на шесте». К группе «Проституция в Туле». К группам, посвященным депрессии и суициду. Все они существуют, и никто их не закрывает. Не забывайте – в этой соцсети «мне», то есть «Еве», двенадцать лет. И закон о защите детей от вредной информации в тот момент уже был принят. Но результатов его действия я не увидел – этих групп было буквально сотни.
Подобные социальные сети, которые никак не контролируются, – это самая большая помойка в интернете. Да, Роскомнадзор закрыл огромное количество сайтов, на которые, может быть, когда-нибудь зашли или могли зайти один-два ребенка. А вот такие места не закрываются.
Я вспоминаю свое детство. Постоянно был слышен детский смех на улице, дети гуляли, общались между собой. А сейчас все зависают в соцсетях. Если бы меня спросили, я бы ответил, что социальные сети необходимо жестко разделить по возрасту. Должна быть отдельная соцсеть для детей, и отдельная – для взрослых. Должны быть фильтры, которые препятствуют взрослым общаться в интернете с детьми.
Интересно, что, например, в Соединенных Штатах социальная сеть Фейсбук фильтрует сообщения, которые получают американские подростки, и их контакты. Почему? Потому что в Америке действует соответствующий закон. То же самое мы видим в Европе. А что в России? Вот несколько сообщений от сервиса TopFace, одного из самых известных в Фейсбуке.

«Женя, тринадцать лет, считает тебя привлекательным. Хочешь ли ты с ней пообщаться?»

«Настя, двенадцать лет, считает тебя привлекательным. Хочешь ли ты с ней пообщаться?»

То есть россиянам, зарегистрированным в Фейсбуке, приходят сообщения от малолеток, которые якобы хотят с ними пообщаться. Хотя TopFace занимается всего лишь рейтингом фотографий. Но здесь-то намек совсем на другое! Кроме того, есть еще масса соцсетей, которые зарегистрированы за пределами России, и никакие наши законы на них не действуют.
Я просмотрел огромный массив информации об изнасилованиях несовершеннолетних. Вот в Москве арестовали двадцатидевятилетнего фельдшера, который знакомился с детьми и подростками в соцсети, а затем угрозами и обманом заставлял их обнажаться и совершать развратные действия. И ведь таких случаев множество.
С другой стороны, социальные сети – это уникальная среда для отлова преступников, тех же педофилов. Мы знаем, что Брейвик, перед тем как совершить теракт, выложил в интернете видеообращение, где рассказал о том, что собирается сделать. Мы знаем, что американский подросток, расстрелявший своих одноклассников, тоже выкладывал видеообращение. То есть интернет, казалось бы, дает возможность делать все что угодно – но при желании его можно использовать и для предотвращения преступлений на стадии их подготовки. Если бы люди в погонах получали тревожный сигнал каждый раз, когда ребенок в интернете пишет определенные вещи, и исходя из этого начинали бы действовать, многие преступления, которые потом происходят в реале, просто не были бы совершены. А простым декларированием закона мы ничего не решим.
Я хочу задать родителям несовершеннолетних детей несколько вопросов. Ваши дети зарегистрированы в соцсетях? Сколько им лет? А вы смотрите, с кем они общаются, куда заходят, в каких группах состоят, на что они подписаны? Мониторите по возможности их переписку? Ведь выманить ребенка на улицу для взрослого извращенца не составляет особого труда. И это по-настоящему страшно. Поэтому постарайтесь привить своим детям хотя бы элементарные навыки безопасности – о них я много говорил в предыдущей главе.
Помните, что педофил в сети может выдать себя за кого угодно – в том числе за друга семьи или родственника. Но даже маленький ребенок способен, получив сообщение в социальной сети якобы от своей тетушки, взять телефон, набрать номер и спросить: «Тетя, это ты мне сейчас написала?» Если да – то все в порядке. А вот на предложение как-то по секрету пообщаться в сети, от кого бы оно ни исходило, нужно отвечать твердым отказом, и научить этому ребенка – задача родителей.