Школьное хулиганство: мода на жестокость

.

Осенью 2012 года во Владивостоке три пятнадцатилетние девочки, ученицы элитной гимназии, поймали другую девочку, которой было четырнадцать, и стали ее избивать за гаражами. Все происходившее напоминало голливудский боевик. Жертву несколько раз ударили головой о бетонную стену так, что потекла кровь, били ее ногами, хватали за волосы и наносили удары коленом в лицо. Все действие сопровождалось матерными комментариями и смехом. Откуда стали известны такие подробности? А дело в том, что девочки засняли все на телефон и выложили видео ВКонтакте.


Когда рыдающая жертва спросила: «За что?» – ей не ответили. А действительно, за что? Да просто так. Говорили, что пострадавшая девочка как-то обидела своих мучительниц прошедшим летом, хотя она утверждала, что никогда их даже не видела. Потом оказалось, что ссора, если это можно так назвать, возникла в кафе – гимназистки начали цепляться к школьнице, смеяться над ее одеждой и требовать денег. За девочками, учинившими избиение, вообще тянулся целый шлейф подобных преступлений – они уже не раз ловили учащихся других школ младше себя, избивали их, снимали на видео и выкладывали на своих страничках в интернете. Потому что это круто.
Так обозначился новый тренд, который в Америке носит название буллинг (bulling), иначе говоря, школьное хулиганство и травля тех, кто слабее. Среди подростков стало модно издеваться над другими детьми, снимать это на видео и выкладывать в сеть.
Интересно, что гимназия, в которой учились хулиганки, в самом начале разбирательства заявила, что не видит оснований для их исключения из списка учеников, – мол, уроки они посещали исправно, а пострадавшая девочка училась в другой школе. Общественность возмущалась и требовала сурового наказания. Дело осложнялось тем, что все его участницы были младше шестнадцати лет, а доказать факт причинения пострадавшей девочке тяжких телесных повреждений не удалось – она не сходила вовремя в больницу, чтобы зафиксировать побои и взять справку. В итоге малолетние преступницы получили условные сроки за вымогательство.
Как вообще эта история всплыла? Девочки, как обычно, выложили запись издевательств в закрытую группу ВКонтакте. А кто-то из их знакомых скопировал видео оттуда и разместил его публично. То есть я даже не представляю, сколько в этой группе содержится подобных записей, если учесть, что она насчитывает около восьмисот участников со всей России и все они регулярно выкладывают видео избиений школьников. Думаю, что и правоохранительные органы тоже в группу не заглядывают.
Собирая информацию по этому инциденту, я нашел еще два видео, которые не были выложены в общий доступ на YouTube. Нашел я их через друзей друзей друзей хулиганок. И пострадавшая девочка, и те, кто ее избивал, имели аккаунты ВКонтакте, хотя две девочки из тех, кто бил, удалили свои странички, когда происшествие получило резонанс. Однако у них остались аккаунты в «Моем Мире» на Mail.ru. Я посмотрел, с кем они там дружат, и сравнил со списком друзей ВКонтакте. Таким образом, я и нашел другие видео, на которых засняты хулиганки.
Там они просто разговаривают между собой, а какой-то мальчик исподтишка снимает все на телефон. Одна девочка спрашивает другую, что сказала мама, узнав об избиении. «Да так, – отвечает та, – чуть-чуть поругалась, сказала, надо будет денег дать. И велела мне больше на камеры не попадаться».
Фактически по крайней мере одну из девочек родители поддержали. Я уже не раз приводил для сравнения пример Соединенных Штатов – так вот, там родителей, скорее всего, посадили бы в тюрьму, а директора гимназии уволили. Ну а сами девочки поехали бы учиться в закрытое заведение специального типа, которое по большому счету мало чем отличается от колонии для малолетних преступников. Самое интересное, что для этого даже не нужен суд – просто местный департамент образования решает, что хулиганки должны быть отчислены из своей школы и могут продолжать обучение только в конкретно указанном заведении, работающем с трудными подростками.
В Америке за последние годы эпидемия школьного хулиганства пошла на убыль. Зато Россия стала уверенно набирать темп. Во время социологических опросов 23 % девятиклассников признались в том, что носят с собой в школу какое-либо оружие – нож или кастет, – которым можно отбиться. Потому что и обижают многих, и издеваются. Иными словами, на наших глазах происходит формирование своего рода подростковых банд подобно тем, какие были в свое время в разных городах Соединенных Штатов. Известные нам по голливудским фильмам банды юных афроамериканцев, которые воюют с мексиканцами, внезапно получили свое отражение здесь. А учитывая усугубляющееся расслоение в обществе, как этническое, так и имущественное, можно предполагать, что ситуация в ближайшее время будет только ухудшаться – до тех пор, пока кто-нибудь за это не возьмется.
И это будут, по всей вероятности, не родители. Рассчитывать на родителей бесполезно – большинство из них не станут вмешиваться, если только не бьют их собственного ребенка. Они могут, как ни странно, даже не понимать сути проблемы, как мама той девочки, которая ее, в общем-то, поддержала. «Подумаешь, – часто говорят такие родители, – вырастет, перебесится». Да не перебесится! Это не милая ласковая детка. Это хулиганка, бьющая со всей дури головой о бетонную стену другую девочку. В пятнадцать лет. А что будет, когда ей исполнится восемнадцать? Как она будет воспитывать своих детей? Это же моральный урод.
Показательно и то, что пострадавшая девочка боялась сообщить об избиении. К сожалению, у нас принято говорить, что жертва сама виновата в произошедшем. Жертвой быть стыдно. Разве это нормально? Почему стыдно должно быть жертве, а не тем подонкам, которые над ней измывались? Ужас еще и в том, что девочка не хотела рассказывать о том, что с ней произошло, родителям и учителям, – но внезапно об этом узнала вся страна. Вся страна увидела, как ее избивают. Даже не могу представить ее состояние. Это сильнейшая моральная травма. Правда, я заходил к ней на страничку ВКонтакте и видел много сообщений со словами поддержки со всей страны.
Интернет – всего лишь инструмент, который может стать и оружием. Но решение принимает всегда человек. И он же должен нести ответственность.
Проблема подросткового буллинга – очень серьезная и важная. Причем надо отличать буллинг от обычных детских драк. Да, дети дрались всегда – но всегда были правила. И все понимали, что драться плохо. А родители и школа наказывали за драку по полной программе. Сейчас часто говорят, что проблемами взаимоотношений между учащимися должны заниматься школьные психологи. Беда только в том, что до сих пор должность школьного психолога считается, скажем так, декоративной. Это такая подработка, вроде уборки. Психологами часто подрабатывает кто-то из учителей. А в школе, где учился мой старший сын, психолог занимала по совместительству еще и должность повара – точнее, должность повара как раз была основной.
Раньше, в доинтернетную эпоху, мы знали одно: даже если тебя обижают в школе, ты приходишь домой – и там безопасно. А сейчас этого нет. Везде социальные сети, эсэмэски, телефонная связь. Избиение закончилось, но насилие продолжается. Засняв побои на видео и выложив в интернет, хулиганы фактически продолжают бить своих жертв дома. И те их друзья, которые смотрят эти видео в соцсетях или на YouTube, тоже присоединяются к избиению. И это продолжается до тех пор, пока виновные не получают наказание – или хотя бы пока видео не убирают из интернета.
Когда владивостокский инцидент, как и многие ему подобные, привлек внимание общественности, множество возмущенных людей почему-то ополчились на интернет. Но это неправильно. Да, повсеместное распространение интернета порождает свои проблемы. Но сам по себе он не виноват. Это инструмент. Есть такая пословица: «Пистолеты не убивают людей. Люди убивают людей». Так же и интернет – всего лишь инструмент, который может стать и оружием. Но решение принимает всегда человек. И он же должен нести ответственность.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.