Интернет – территория безнаказанности?

Более 80 % тех жителей нашей планеты, которые сидят в социальных сетях, на разных форумах, конференциях, блогах, сайтах и т. п., когда-либо создавали «левые» аккаунты – или на выдуманное имя, или на имя какого-нибудь своего знакомого либо публичного лица. Это большая проблема. В сети это никак не регулируется. То есть я в любой момент могу зайти в интернет и создать аккаунт на любое имя, какое мне заблагорассудится.


В США собираются принять закон против этого. Что касается России, то из наших законов, на мой взгляд, больше всего подходит закон о клевете – раньше это правонарушение относилось к сфере гражданской ответственности, но в 2012 году статья о клевете вернулась в Уголовный кодекс. То есть теперь за клевету можно привлекать к уголовной ответственности – даже за клевету в сети.
Депутат Алексей Митрофанов в одном из интервью сказал, что интернет должен стать зоной ответственности точно так же, как и любая другая зона. И это совершенно нормально. Раз уж интернет является фактором и экономики, и всей нашей повседневной жизни, то и ответственность должна быть такая же. И если один человек публично и безосновательно называет другого человека, например, убийцей, педофилом или вором, то есть клевещет на него, он должен за это ответить.
К примеру, средства массовой информации всегда отвечали за то, что они говорили. То же самое справедливо и в отношении популярных блогов. Есть блоги, у которых даже не тысячи, а десятки и сотни тысяч подписчиков, – далеко не каждое СМИ может похвастаться таким количеством читателей. И вопрос тут не в том, с какого момента можно приравнивать блоги к СМИ и надо ли вообще это делать. Ключевым является именно вопрос массовости.
Возьмем ситуацию, которую я называю «эффект Рябова». Если вы помните, есть такой музыкант и преподаватель Анатолий Рябов, которого несколько лет назад обвинили в педофилии – якобы он приставал к своим ученицам. Верховный суд его оправдал – то есть доказано, что в реальности никаких приставаний не было, о педофилии и речь не идет. Но если вбить фамилию Рябова в поисковик, все равно получишь в выдаче тему педофилии. Электронных СМИ, маленьких и больших, очень много – практически каждый городок и поселок, чуть ли не каждая деревня имеет свое СМИ в интернете. И мы имеем дело с ситуацией, когда огромное количество сайтов перепечатало скандальную информацию о том, что Рябову было предъявлено обвинение. Пока шло следствие, выходили десятки статей, каждый новый этап отмечался и обсуждался, и все это распространялось по сети. Но лишь очень малое количество сетевых средств массовой информации сообщило, что профессор был оправдан.
Это и есть «эффект Рябова». Ужас в том, что пройдут поколения, и замечательного педагога уже никто не сможет оправдать, потому что порочащие сведения никто не уберет, не вычистит из интернета. По моим подсчетам, «уборка» всей этой дряни обошлась бы профессору в пару миллионов евро. Легче и дешевле поменять фамилию. И если сайт, распространявший негативные сведения, не обяжут когда-нибудь опубликовать опровержение, он может и не захотеть это сделать добровольно. Хотя я вообще считаю, если ты пишешь, что кто-то в чем-то обвинен, а этого человека впоследствии оправдали, ты обязан написать, что он оправдан. Иначе получается как-то нечестно. Особенно мерзко то, что в случае с Анатолием Рябовым ничтожно мало интернет-СМИ удосужилось удалить со своих сайтов информацию о его обвинении или дополнить ее опровержением, зато когда в свое время был опубликован список журналистов, существовавших на деньги Ходорковского, его впоследствии тщательно вычистили из сети.
Тему очистки репутации в сети я начал изучать довольно давно. И могу с сожалением сказать, что по-настоящему действенного решения проблемы не существует. Сейчас на Западе разворачиваются целые кампании по очистке репутации – однако это становится возможным благодаря соответствующим законам и проработанной практике их применения. Например, во Франции появилась компания под названием «Бригада «Репутация» – Reputation Squad. Они занимаются очисткой репутации и мониторингом по соцсетям – притом не только вас, но и при необходимости ваших детей, отслеживают, когда у них возникают проблемы с другими подростками, и т. п.
В России же разоблачительство зачастую принимает характер инквизиции. И благодаря этому интернет стал основным местом распространения клеветы. Раньше писали доносы в правоохранительные органы, а сейчас пишут в сеть. Взять хотя бы тему педофилии, которую мы неоднократно поднимали в эфирах на «Вести-FM». За последние годы количество сообщений о педофилах увеличилось раз в тридцать. А где они были пять, семь, десять лет назад, эти педофилы? Неужто зараза стала передаваться воздушно-капельным путем?
А дело в том, что в сети вам не нужно проводить следствие. Достаточно сказать нужные слова. Чтобы разместить статью, где тот или иной человек будет назван педофилом, достаточно десяти минут, и этот материал моментально разлетится по блогам и СМИ. Кроме педофилии еще «популярны» убийства, насилие, коррупция и т. п. Через сутки-двое тема будет присутствовать на тысячах сайтов – и останется там навсегда. И можно сколько угодно оправдываться, принимать судебные решения – бесполезно. Какие-то сайты закроют или обяжут убрать лживую информацию, но на множестве других она останется. Тем более что почти половина сайтов ведется сетевыми роботами, которые автоматически собирают по социальным сетям и средствам массовой информации сообщения на заданные темы.
Применять на практике закон о клевете очень непросто еще и потому, что информация в интернете распространяется в геометрической прогрессии. Все начинается с одного источника, но их быстро становится два, потом четыре, потом восемь, шестнадцать, тридцать два, шестьдесят четыре и т. д. Пока вы будете разбираться с одним делом – заявление, следствие, суд, – еще десять тысяч сайтов перепишут у себя эту клевету. Самое интересное, что приблизительно после пятой-шестой ссылки главный источник информации теряется – уже седьмая или восьмая ссылка укажет в качестве источника второй-третий сайт в цепочке. То есть отследить, с чего все началось, становится гораздо труднее. А клевета идет дальше.
При этом мы так интересно устроены, что нам вечно кажется: с нами такого произойти не может. Особенно с теми, у кого есть полезные связи и знакомства. Ничего подобного! Сегодня ты уважаемый человек со связями, а завтра тебя обвиняют бог знает в чем и обсуждают по всему Рунету. И уже не отмоешься. Пройдут годы, сменятся поколения, правнуки зайдут в сеть посмотреть, кем был их предок… Кем-кем он был?! Коррупционером? Убийцей? Педофилом?
По статистике, процентов восемьдесят-девяносто российских пользователей (в Европе этот процент почему-то ниже) имеют привычку проверять новых знакомых по интернету. Кто это? Что этот человек пишет в своих блогах? Что пишут о нем в соцсетях – или в новостях? И иногда получается так, что в ответ на запрос поисковик начинает выдавать тонны негатива.
Я всегда напоминаю о том, что все, что человек пишет у себя на сайтах, в блогах, в соцсетях, попадает в архив Яндекса или Google и остается там навсегда. Интернет превратился в наше общедоступное резюме. Это наш вечный обвинительный приговор. Все, что мы говорим и делаем, оказывается сочтено, взвешено и измерено.
Между прочим, если набрать в поисковике «Гросс» или «Гросс-Днепров», педофильская тема в выдаче тоже будет присутствовать. Я в разное время активно способствовал закрытию педофильских сайтов, и в интернете появились статьи с провокационным заголовком «Филипп Гросс – организатор педосексуалов». Удалить их я при всех своих возможностях не могу. А смысл, собственно говоря, в том, что столько сайтов было закрыто с моей подачи и столько народу на меня «обиделось» за это, что на почве своей ненависти они и объединились – получается, что я их некоторым образом «организовал». Довольно детская, по сути, подмена, но у людей, не привыкших читать дальше заголовка, может остаться определенное впечатление.
Конечно, ситуацию надо как-то брать в руки, и здесь придется много экспериментировать, поскольку все попытки регулирования информации в сети сталкиваются с огромными трудностями. То и дело придумывают разнообразные фильтры, черные списки сайтов. Но невозможно впрямую бороться с тысячами сайтов и блогов, находящихся на сотнях доменов, которые базируются в разных дата-центрах по всему миру. Это может быть любая зона:.ru, рф, com, biz, net, org, info, – по итогам недавних подсчетов оказалось, что в интернете около шестисот зон. И все они находятся в разных странах, где действуют разные законы. Единственный способ, который представляется реальным лично мне, – бороться на уровне поисковика: Яндекса, Google и т. п. Кто-то должен нести ответственность, а поисковик так или иначе является связующим звеном между сайтом и пользователем. Значит, остается подавать в суд на поисковики, требуя, чтобы они заблокировали выдачу клеветнических материалов.
Я всегда напоминаю о том, что все, что человек пишет у себя на сайтах, в блогах, в соцсетях, попадает в архив Яндекса или Google и остается там навсегда. Интернет превратился в наше общедоступное резюме. Это наш вечный обвинительный приговор. Все, что мы говорим и делаем, оказывается сочтено, взвешено и измерено.
А вообще я считаю, что со временем самым главным фильтром в интернете должен стать сам человек. Это вопросы из серии «что такое хорошо и что такое плохо». Мы же знаем, что нельзя убивать, нельзя воровать. Хотя человеческая природа такова, что для многих интернет кажется территорией вседозволенности. Самые темные стороны человеческой природы выходят в сеть. Люди считают себя анонимными – они сидят за монитором и думают, что они одни, их никто не видит, никто не слышит. Но это неправильное ощущение.
Я не устаю говорить, что сетевая анонимность на самом деле является мифом. Анонимности в сети нет. Другое дело, что найти человека в сети непросто. Но можно. Человек выходит с какого-то IP, кроме того, существует еще MAC-адрес, где пишется номер оборудования, с которого осуществляется заход. Есть схемы, позволяющие найти того или иного пользователя интернета. Так что, если очень надо, находят очень многих – почти всех.
Клевета может принимать самые разные формы. Однажды мне написала молодая женщина: «Мне позвонил муж, сказал: «Если не заберешь от судебных приставов исполнительный лист на взыскание алиментов, я тебя буду унижать». Он создал странички в Одноклассниках, Mail.ru, на сайтах знакомств с моим именем, фамилией, фотографиями. От моего имени пишет всякую чушь, предлагает людям интимные отношения в извращенной форме. Пишет им номер моего телефона, адрес. Страница в Mail.ru так оформлена, что у людей создается впечатление, что у меня нетрадиционная ориентация и я люблю различные непристойные вещи. С этих страниц он заходит к моим друзьям и пишет им всякую ерунду».
И это отнюдь не единичная ситуация, такое реально происходит постоянно. Девушка подала заявление в ОВД насчет клеветы, ее отправили к участковому. Участковый сказал, что впервые с этим сталкивается и думает, что рассмотрение дела по этому заявлению будет не слишком быстрым. Она обращалась к администраторам сайтов, но ответа так и не получила. И что делать? Нередко в таких ситуациях девушки жалуются своим нынешним бойфрендам. Бойфренд берет биту и идет ломать ноги бывшему. А потом выясняется, что шантажист вовсе не он – а, например, другая девушка, которую жертва считает своей лучшей подружкой.
Вот почему во многих странах, включая Китай, доступ в интернет сейчас осуществляется по документам. Не буду утверждать, что это правильно, но такая практика есть. В конце концов, у нас в России мобильные номера, которые являются, в общем, меньшим злом, продаются по документам. Человек не может прийти в офис кого-нибудь из «большой тройки» операторов и взять «симку» на произвольно выбранное имя. А почему тогда можно без проблем зарегистрировать фейковый аккаунт? Какая разница, буду я звонить с телефона условного Иван Иваныча Иванова или заходить с левого аккаунта к его друзьям?
С другой стороны, я, например, могу без проблем сделать так, что друзьям Иван Иваныча будут приходить SMS, подписанные его именем, а мои звонки будут высвечиваться якобы под его номером. Делается это, кстати, опять-таки через сеть, за деньги, через специальные сайты. Можно набросать кучу любовных посланий на телефон какой-нибудь женщины якобы от кого-то из ее знакомых, потом позвонить мужу и сказать: «А вы знаете, что у вашей жены в телефоне?» Он посмотрит, и ко всеобщему ужасу обнаружится, что с такого-то номера пришла куча SMS, причем это будет номер реального человека. И поди потом докажи, что тебя подставили.
Помню, как мне пожаловался мужчина: бывшая жена написала про него, что он – педофил. Его нынешняя жена поверила, бросила его, уехала с маленьким ребенком непонятно куда, и он до сих пор их разыскивает. Таких историй, как я уже сказал, масса, и за это никого не наказывают. А ведь согласно официальной статистике в 9,3 % случаев клевета становится причиной возникновения мыслей о самоубийстве. Принятие закона мало что изменило – я практически не видел сообщений об уголовных делах за клевету. Разве что единичные случаи, связанные с журналистикой, и то где-то далеко. Хотя закон реально предусматривает различные наказания, в некоторых случаях от двух до пяти миллионов рублей штрафа.
Одним из соавторов поправок к закону, вводящему уголовную ответственность за клевету, был Александр Хинштейн. В законе говорится, что если вы не знаете, кто конкретно пытается вас оклеветать, подать заявление невозможно. Но сейчас мы как раз преимущественно сталкиваемся с ситуацией, когда порочащие сведения распространяются в интернете, и непонятно, кто именно на вас клевещет – это какие-то анонимные боты, несуществующие люди или пользователи, использующие чужие фамилии.
Я попросил Александра познакомить меня с историей вопроса и поделиться своими соображениями. Он рассказал, что в 2012 году Государственная дума приняла поправки в Уголовный кодекс и не установила уголовную ответственность за клевету, а восстановила ее – такая статья была в УК РФ всегда, но в 2011 году было принято решение этот состав преступления декриминализировать. Это решение выглядело не совсем продуманным, поэтому родился законопроект, который был принят и подписан президентом, и клевета как вид уголовного преступления была восстановлена. Какие-либо дополнительные законы, связанные с репутационными правами и защитой прав граждан, не принимались. В данном случае речь идет исключительно о поправках в Уголовный кодекс и в Кодекс административных правонарушений. Для того чтобы определить, во-первых, субъект преступления, то есть кто клевещет, а во-вторых, установить, являются его действия клеветой или нет, необходимо проделать определенные процессуальные действия. Жертва подает заявление, которое должно быть отработано органами дознания.
В случаях клеветы в интернете предлагается поступать точно так же. При этом мы понимаем, к сожалению, что по большинству случаев не будет либо возбуждения уголовного дела, либо привлечения к ответственности того или иного лица. И это проблема в целом всего правового регулирования сети. По всей видимости, этот вопрос невозможно решить в рамках одной страны. Должны быть предприняты какие-то глобальные действия, в том числе на уровне мировых конвенций, поскольку интернет – это территория без границ, и мы можем поставить барьеры в России, но не можем поставить их в другом государстве.
Нужно ли бороться с анонимностью в интернете по примеру того, как это делается в Китае? Вопрос неоднозначный, потому что сразу оказываются затронуты определенные гражданские права людей. Однако существует твердая позиция, согласно которой любой факт появления сведений клеветнического характера должен быть расследован. Стоит пояснить, что по определению, данному в законе, клевета обязательно сопряжена с обвинением в совершении каких-либо преступлений. К примеру, если назвать кого-то дураком – это не будет клеветой. Клевета – это если безосновательно обвинить человека в том, что он жулик и вор.
Так вот, строго говоря, нет никаких правовых препятствий к тому, чтобы любой из нас, становясь жертвой клеветников в интернете, мог пойти в полицию и подать официальное заявление. Сегодня у правоохранительных органов достаточно технических возможностей, чтобы установить, кому принадлежит тот или иной домен, через какие IP-адреса преступники выходят в сеть. Разумеется, те из них, кто поумнее, принимают все меры предосторожности и выходят только через интернет-кафе, и в этом случае шансов на удачное разрешение дела практически нет. Но так поступают далеко не все. Люди привыкли к полной безнаказанности в сети. Многие уверены, что могут через интернет обвинить кого угодно в чем угодно и им за это ничего не будет, – и считают это свободой. Вот только это не свобода. Это вседозволенность. Свобода – это когда я знаю свои права и уважаю права другого. А если я не уважаю права другого, притом что этот другой не в силах свои права защитить, – какая же это свобода?
Как бы то ни было, факт возможности или невозможности найти и наказать клеветника устанавливается только путем отработки заявления в правоохранительные органы. Не будет заявления – не будет отработки.
Вероятно, рано или поздно мы придем к созданию киберполиции. Несколько лет назад этот вопрос уже ставился на международной встрече в Дубае – предлагалось основать организацию при ООН, которая будет курировать всю сеть и создаст правовое поле, касающееся мирового интернета. В тот раз ничего не получилось. Многие были против. Но похоже, что этот лишь вопрос времени, поскольку, как уже говорилось, проблема регулирования интернета не может быть проблемой одной страны. Александр Хинштейн сравнил эту ситуацию с проблемой регулирования океана. В самом деле, мы со своей стороны Тихого океана можем чего-то требовать. Но как быть с другими странами, по другую сторону океана? То есть мы можем установить у себя некие правила и сказать, что с нашей стороны в океане будет течь только вода определенной температуры. Но вода в океане будет такой, какая она есть. И без остальных участников игры мы ничего не сможем решить.
Между прочим, под определение клеветы попадают и многие развлекательные передачи. В так называемых светских новостях, как мы знаем, по большей частью распространяются сведения однозначно некрасивые и не всегда подтвержденные – вроде сообщений о том, что Алла Пугачева похудела на сто пятьдесят два килограмма, кушая активированный уголь. А особенно неприятно, что зачастую разнообразные слухи, сплетни, домыслы, непонятные обвинения и рассказы о многочисленных тайных романах касаются людей, которые уже умерли. Меня очень удивляют фильмы и передачи, появляющиеся даже на центральных каналах, где вдруг начинают перемывать кости тому или иному народному любимцу – известному артисту, певцу или поэту – и раскладывать по полочкам, с кем он жил, с кем спал и т. д. По-моему, ничего, кроме омерзения, такие «откровения» не вызывают. В интернете подобного мусора еще больше: наберите в поисковике «Сальери» – и тут же прочтете, что именно он убил Моцарта. Хотя это всего лишь сплетня, и те, кто хотя бы чуть-чуть интересуется историей, в курсе, что бедный Сальери никакого отношения к смерти Моцарта не имел.
Одним из побочных эффектов этого мутного потока глупых домыслов и откровенной лжи, захлестнувших интернет, оказалось то, что люди все больше теряют доверие к тому, что там написано. Потому что пишется столько чуши, что интернет уже превратился в огромную помойку. Я обожаю сеть, я живу в ней. Но сколько там сейчас мусора!
Скажите, люди, если вы выходите на детскую площадку, где играют ваши дети, вы будете бросать там мусор? Думаю, нет. Так почему тогда вы мусорите в сети, куда выходят или выйдут в будущем ваши дети?