Игровая зависимость

.

Компьютерные игры – это гигантский бизнес. Миллиарды и миллиарды долларов. Но я хочу поговорить о такой вещи, как игровая зависимость. О том, как страдают от нее люди – в первую очередь дети и подростки. И что они делают, когда родители отлучают их от компьютерных игр.
По данным недавних социологических исследований, в среднем подростки проводят в интернете, в том числе за онлайн-играми, тридцать пять часов в неделю. На домашние задания у них уходит в среднем четыре часа в неделю. В последние годы участились случаи суицидов детей и подростков, а также убийства родных – бабушек, дедушек, мам и пап, сестер, братьев, – связанные с компьютерными играми. И тенденция идет к росту.


В Санкт-Петербурге семнадцатилетний подросток убил свою маму за то, что она запретила ему играть в компьютерную игру. Нанес несколько ударов ножом в грудь и живот, перерезал горло. И сел дальше играть. Несмотря на тяжелейшие ранения, женщина успела вызвать «Скорую помощь» и полицию, но, к сожалению, скончалась через несколько минут после их приезда. Самое интересное, что полицейским силой пришлось оттаскивать парня от компьютера – он наотрез отказывался отрываться от игры.
Похожий случай произошел в Туапсе: четырнадцатилетний подросток провел вечер с родителями и сестрой, все было спокойно, они вместе поужинали, посмотрели комедию по телевизору. Мальчик попросил разрешения поиграть в компьютер перед сном. Мама не позволила, сказала: «Тебе завтра в школу», – отсоединила клавиатуру и убрала под кровать в спальне. Потом родители пожелали детям спокойной ночи, ушли к себе и закрыли дверь. Какое-то время подросток сидел в комнате и страшно переживал из-за того, что ему не дали поиграть. Сестра, которая его видела последней перед тем, как пойти спать, потом говорила, что его всего трясло от нервного напряжения. Ночью он взял кувалду, подошел к спящему отцу и шесть раз ударил его по голове.
Как выяснилось, мальчик преимущественно играл в игры, где надо убивать своих противников, находя какие-то изощренные новые способы. Интересно, что он обмотал кувалду полиэтиленом и сам на себя набросил полиэтилен, чтобы не забрызгаться кровью. Следователи спросили его, для чего он так сделал. Он ответил: «Я торопился сесть играть, а так пришлось бы отмывать кувалду и себя».
От шума проснулась мама, увидела рядом мертвого мужа и сына с окровавленным оружием. Шок. Сын задал ей единственный вопрос: «Где клавиатура?» Мама трясущимися руками достала из-под кровати клавиатуру и отдала ему. Парень сказал: «Ты видишь, что стало с папой? Начнешь кричать – ты следующая». Потом выяснилось, что он вообще-то хотел убить ее первой, потому что именно она отобрала клавиатуру. Но подумал, что если отец проснется, он с ним не справится. В общем, мальчик забрал клавиатуру, отобрал у мамы телефон, запер ее в спальне и пошел дальше играть. А когда приехала полиция (кто-то все-таки сумел ее вызвать), на мальчика надели наручники и стали выводить его из квартиры, с ним случилась истерика – он плакал навзрыд и весь дрожал. Пока его вели к полицейской машине, стали расспрашивать, почему все-таки он так рыдает. Может быть, он понял наконец, что натворил, и это шок после убийства отца? Но нет. Мальчика интересовал только один вопрос: есть ли компьютер в тюрьме. Больше ничего.
Подобное происходит с детьми самого разного возраста. Самый младший преступник, упоминание о котором я нашел, – пятилетний мальчик, который убил свою новорожденную сестру, потому что она мешала ему то ли смотреть телевизор, то ли играть в какую-то электронную игрушку, которую ему подарили родители. Эта трагедия произошла в Норильске.
Но чрезмерное увлечение играми оказывает воздействие не только на детскую психику. Тридцатитрехлетний программист из Прикарпатья был фанатом игры Counter Strike – многие ее знают, там обыгрываются военные операции, герой бегает с автоматом и в камуфляже. Однажды, когда мужчина был дома и играл, его сестра, молодая девушка чуть старше двадцати лет, начала убираться в квартире. А чтобы не испачкаться во время уборки, надела старую камуфляжную рубашку. В какой-то момент брат вышел из комнаты, увидел ее и решил, что перед ним враг. В одной руке у девушки был флакон средства «Мистер Мускул», а в другой тряпка, но мужчина, видимо, подумал, что это оружие. Он ударил сестру по голове так, что она упала, а потом бил руками и ногами, пока она не умерла.
Такие случаи часто бывают связаны с зацикленностью на играх. Люди не могут переключиться и думают, что находятся в игре или внутри фильма. Американский стрелок Холмс, который расстрелял в кинотеатре двенадцать человек и пятьдесят восемь ранил, тоже играл в игру. Он был диким поклонником комиксов про Бэтмена, любимые игры тоже были про Бэтмена. Себя он ассоциировал с Джокером.
Вообще игровая индустрия и кинематограф оказываются тесно переплетены: мы можем видеть фильмы, снятые по играм, и игры, сделанные по фильмам. А если добавить сюда еще и комиксы, лежащие в основе, например, фильмов и игр про Бэтмена, легко понять, что благодаря такой тесной связи различных ветвей индустрии развлечений деньги в этой сфере крутятся просто колоссальные. Миллиарды и миллиарды долларов. Кроме того, во многих странах мира компьютерные игры сегодня считаются спортом, регулярно проводятся соответствующие соревнования.
Людям, далеким от онлайн-игр, бывает сложно понять, на что там тратятся деньги – за исключением разве что покупки самой игры или оплаты доступа к ней в интернете. Ну, начнем с того, что у каждой игры есть свой магазин, где можно за реальные деньги «прокачать», то есть развить, своего персонажа, купив для него особо мощное оружие, защитный костюм, магические артефакты и эликсиры и т. п. Здесь работает тот же принцип, что и при покупке виртуальных наклеек, подарков и открыток в соцсетях, – только суммы задействованы уже существенно большие.
Бывает, что игроки торгуют между собой, хотя правила большинства игр это запрещают. Однако виртуальный черный рынок существует и кто-то таким образом зарабатывает. Допустим, человек прошел уровень и получил эликсир, позволяющий из нечесаного гоблина превратиться в элегантного красавца эльфа. Этот эликсир в официальном магазине игры может стоить долларов триста-четыреста, а на черном рынке – сто – сто пятьдесят. И это еще дешево. Самой дорогой покупкой такого рода, которую мне удалось найти на черном рынке, был какой-то сверхнавороченный волшебный меч, и стоил он девять тысяч евро.
Во многих онлайн-играх возможность покупки не ограничивается одеждой и снаряжением для персонажа, можно приобрести машину, дом, участок земли – и даже, если действие в игре происходит в отдаленном будущем, космический корабль или астероид. Пару лет назад я обнаружил в такой игре покупку астероида рядом с какой-то планетой – очень живописного, с гейзерами и водопадами. В игровых деньгах он стоил двадцать пять миллионов долларов, один реальный доллар там равен десяти виртуальным, то есть человек отдал за этот нарисованный астероид – действительно очень красивый! – два с половиной миллиона настоящих долларов. Люди тратят на обустройство своих онлайн-миров огромные суммы. В США нередки случаи, когда супруги при разводе делят виртуальное имущество через суд.
В Китае взрослый сорокалетний мужчина был страстно увлечен игрой под названием «Легенды мира–3» и «подсадил» на нее своего приятеля. Через некоторое время приятель попросил игрока одолжить ему меч – и сбежал с ним в неизвестном направлении (напомню, все это происходило в виртуальном мире). Мужчина, в шоке от потери ценного игрового предмета, запаниковал и отправился разыскивать приятеля по разным локациям в игре, но безуспешно. В конце концов ему это надоело, он пошел искать воришку в реальном мире и, разумеется, нашел. Высказал ему свои претензии. Выяснилось, что приятель продал одолженный меч кому-то еще за полторы тысячи долларов. Завязалась ссора, в ходе которой игрок убил своего приятеля. По-настоящему.
После этого он сел за компьютер убитого, зашел в игру его персонажем, собрал все принадлежащие ему эликсиры, артефакты, оружие, броню и прочие игровые вещи, нашел в виртуальном мире «себя» и отдал себе все эти ценности. Затем в виде того же злосчастного чужого персонажа пришел на гору и спрыгнул оттуда – убив, таким образом, своего приятеля еще и в виртуальном мире. А потом спокойно выключил компьютер и покинул квартиру. Надо отдать должное полицейским – они довольно быстро его отыскали.
Игры захватывают и затягивают. Сейчас в России очень популярны флеш-игры в Одноклассниках или ВКонтакте. Наиболее востребованная тематика – почему-то фермерская: «Веселая ферма», «Счастливый фермер», «Территория фермеров», «Ферма мечтаний», просто «Ферма». Около семнадцати миллионов человек каждый день заходят на свои виртуальные делянки, где доят коров, выращивают овощи, цветы или экзотические фрукты, обмениваются своим товаром, зарабатывают виртуальные деньги.
У меня есть знакомая, которую так затянула фермерская игра в Одноклассниках, что она сидела там сутками. Ее сестра говорила мне, что когда эта девушка выходит из дома по делам – в магазин или на учебу, – то по нескольку раз в день в панике звонит ей и просит срочно что-то сделать в игре. «Надо собрать свеклу! Иначе она сгниет, и тогда все пропало!» Сестра садится за компьютер, заходит в игру и собирает виртуальную свеклу. Через несколько минут девушка перезванивает, чтобы убедиться в том, что со свеклой все в порядке. Что это? Тоска по возможности вырастить что-то своими руками? Вот интересно, если бы эти семнадцать миллионов человек занимались фермерством не понарошку, а по-настоящему – какой реальный урожай можно было бы собрать!
Последствия игровой зависимости на физическом уровне могут быть очень и очень серьезными. Справедливости ради замечу, что страдают от болезненной тяги к игре далеко не только подростки. По статистике, людей младше семнадцати лет среди игроманов меньше 20 %. А 26 % людей, играющих в онлайн-игры, – старше пятидесяти лет.
Так вот, в первую очередь можно назвать ухудшение зрения из-за мерцания экрана – мы его не замечаем, но оно есть. Вы когда-нибудь обращали внимание на то, что, если снять экран на камеру, на нем будут видны полоски? Это потому, что съемочная аппаратура как раз и улавливает то самое мерцание, на которое мы не обращаем внимания – наш мозг «сглаживает» эти перепады яркости, создавая непрерывную картинку. Кроме того, фанатичное увлечение играми вызывает проблемы с сосудами, варикозное расширение вен, отеки, изменения осанки, нарушение репродуктивной функции, эндокринные нарушения. В конце концов, банальные проблемы с гигиеной – потому что люди иной раз просто забывают мыться. Когда человек играет по двенадцать, четырнадцать, шестнадцать часов подряд, у него нет времени ни на сон, ни на еду, ни на гигиену. Были случаи, когда люди играли непрерывно и по восемнадцать часов подряд, и по тридцать, и дольше, и умирали прямо за компьютером либо от истощения, либо от судорог, либо от инфаркта или инсульта, вызванного постоянным напряжением.
На одном из игровых сайтов я прочитал рекламу: «У нас есть для вас любые онлайн-игры на выбор: как пятнадцатиминутный отдых, так и сложные – с погружением во Вселенную игры на месяцы и даже годы». Там я нашел игру, которую, если играть в нее каждый день по три-четыре часа, можно пройти приблизительно за срок от двух с половиной до четырех лет, в зависимости от возраста и умения игрока. Но дело в том, что по-настоящему эти игры никогда не заканчиваются. Вы проходите предпоследний уровень – и появляются еще новые уровни, и еще, и еще. Это целые миры, которыми люди заменяют реальную жизнь. Они там общаются, женятся, размножаются. И что самое страшное – они там убивают. И подростки там убивают.
Пугает то, что виртуальное насилие стало обычным делом. Первая игра с насилием была выпущена в 1976 году, она называлась «Смертельные гонки». Графики нормальной тогда еще не было, и машины в игре изображали какие-то палочки. Палочки давили разноцветные кружочки, которые мигали и пикали, когда палочка на них наезжала. Крик тогда поднялся до небес. Как можно? Это агрессия! Это насилие! Игру сняли с продажи месяца через два. А всего-то палочки давят пикающие кружочки. По нашим теперешним меркам – даже говорить не о чем. То есть со временем отношение к насилию в играх очень заметно изменилось – и теперь стало переползать и в реальный мир. Случаи убийств и суицидов, подобных тем, о которых я рассказывал в начале этой главы, участились именно с развитием игровых технологий. Я сперва думал: может быть, в России такая ситуация, потому что нам пришлось пережить тяжелые времена, развал экономики, трудности, борьбу за выживание? Но оказалось, что в разных странах, даже в самых богатых и благополучных, происходит все то же самое. И убивают, и сами кончают жизнь самоубийством.
Сам я, к счастью, давно уже наигрался. Последний раз играл лет десять назад. А первую игру родители мне подарили, когда мне было пять лет. Это была приставка Atari, которая подключалась к телевизору. Потом уже появились персональные компьютеры, Doom, Duke of Nukem и Grand Tourismo… Надо сказать, что мимо меня игромания тоже не прошла. Прекрасно помню, как я был по уши поглощен игрой в то время. Как буквально сходил с ума из-за того, что никак не могу пройти очередной уровень. Как не мог успокоиться, пока не прошел игру до конца, чтобы купить себе в виртуальности супербыструю черную тачку Lamborghini. Как сидел за компьютером по десять часов в день, гоняя машинки до тех пор, пока не начинала буквально ехать крыша. Но вот наконец я завершил все уровни и получил вожделенную Lamborghini. И на этом решил с играми завязать.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.